sideBar





Руперт Грейвз — актер, сценарист, режиссер (Великобритания)

Термином «гей в чулане» никого не удивишь – и в обычной-то жизни, а уж в публичнойи подавно.

И всем известно, что в актерской среде их видимо-невидимо.

Потому как открытым геем может быть музыкант, кутюрье, режиссер, но с актерской карьерой это практически несовместимо.

Ни в российском кинематографе, ни в Голливуде таких смельчаков практически не находится; в Англии с этим попроще (все сразу вспоминают того же Руперта Эверетта), но тоже, в общем, не очень просто, потому как какой же актер не мечтает о карьере в Голливуде, а с подобными амбициозными планами о каминг-ауте можно просто забыть – история с Эвереттом (который ярко вспыхнул в «Свадьбе лучшего друга», провалился в «Лучшем друге» с Мадонной и благополучно завершил на этом голливудскую карьеру) это как раз отлично доказала. Но у нас в этой статье речь пойдет не об Эверетте, а о другом Руперте. Об актере, который прославился в свое время, на заре карьеры, благодаря яркой роли в гей-драме, и с тех пор еще не раз сыграл в тематических фильмах и пьесах, неизбежно порождая вокруг своего имени множество слухов. Эти слухи он долгое время не опровергал, а в ответ на вопросы о его ориентации начинал говорить о погоде. «Я был натуралом в чулане», – много позже признался Руперт Грейвз. В отличие от гея в чулане, явление весьма редкое, если не сказать – уникальное, и, безусловно, стоит отдельного рассмотрения.

Родился наш герой в маленьком курортном английском городке Уэстон-сьюпер-Мэр, что в графстве Сомерсет, на побережье Бристольского залива. Происхождения он весьма скромного – мама его была родом из рабочей семьи, отец – пианистом, преподавателем в музыкальной школе. Любопытно, что при этом родители одарили ребенка таким именем – которое, как правило, выдает аристократическое происхождение и тянет за собой целый шлейф ассоциаций: закрытые школы для мальчиков, поля для гольфа, оксбриджский выговор и прочее. В сленге английских военных даже есть такой термин – «Руперт», что означает офицера, как правило некомпетентного и заносчивого, который оказался на своем месте не из-за личных заслуг, а из-за высокого происхождения. Неудивительно, в общем, что Руперт в детстве свое имя ненавидел и даже хотел какое-то время переименоваться в Майклано потом, видимо, передумал.

Он ходил в самую обычную бесплатную школу, не особо интересовался учебой, не вылезал из простуд, был прыщавым, застенчивым с девушками заикой и пел в церковном хоре. От заикания ему постепенно удалось избавиться – не в последнюю очередь благодаря урокам ораторского искусства, которые и натолкнули его на мысль стать актером; церковный хор очень быстро сменился на панк-группы, а школа последний раз увидела своего ученика Руперта Грейвза, когда тому было пятнадцать лет. Юноша решил, что учиться с него довольно, а жениться еще рано, и самое время податься на заработки.

Но актерских вакансий для пятнадцатилетнего прыщавого недоучки в Уэстон-сьюпер-Мэре не нашлось, зато из бродячего цирка, который как раз прибыл в городок с гастролями, весьма удачно для Руперта сбежал клоун. Знакомая в бюро по трудоустройству пристроила юношу на образовавшуюся вакансию. “Я стал клоуном Дохликом в лиловом костюме. Сам я в детстве клоунов ненавидел и считал глупыми, убогими дураками-переростками", – вспоминал он потом. Будучи уже актером, он пытался написать мемуары о своей работе в цирке, но понял, что писать особо не о чем. «В цирке не особо есть место личностному развитию – все просто ютятся по вечерам в своих вагончиках».

К счастью для Руперта, его клоунская карьера, включавшая в себя хождение по канату и прочие радости цирковой жизни, надолго не затянулась. Он начал обивать пороги лондонских театров, и уже в восемнадцать лет получил весьма приличную роль в одном из них. Как вспоминал режиссер, «этот юноша был на голову выше всех остальных пришедших на прослушивание». Прыщи у Руперта к тому времени сошли, и из гадкого утенка он превратился если не в прекрасного лебедя, то в очаровательного чертенка – с буйными черными кудрями, белозубой улыбкой, носиком-кнопочкой и озорным взглядом темно-карих глаз. Приплюсуйте к этому природный актерский талант и хорошо развитую хождением по канату ловкость и гибкостьв общем, неудивительно, что карьера Руперта начала идти в гору.

Первым появлением в кино для него стала небольшая, но заметная роль в экранизации романа Э. М. Форстера «Комната с видом» в 1985 году. Для участия Руперту пришлось отчаянно сражаться со своим сильным сомерсетским акцентом (и победить его). «Я испортил вам весь фильм!» – в приступе самокритики и отчаяния сказал он после съемок режиссеру Джеймсу Айвори. «Ничего, твоя роль была слишком маленькой, чтобы испортить весь фильм», – утешил его добрый режиссер. На самом деле фильм Грейвз, конечно, не испортил, иначе Айвори не взял бы его через два года на роль юного и прекрасного Алека Скаддера в очередную экранизацию Форстера – на этого раз романа «Морис», который оставался неопубликованным до смерти писателя, по его же воле. Главный герой «Мориса» в десятых годах двадцатого века проходит нелегкий путь осознания и принятия своей сексуальности. Влюбляется, страдает, пытается лечиться – и в итоге находит счастье с непосредственным парнишкой Алеком из низшего сословия, который вот так запросто забирается по приставной лестнице через окно к нему в спальню и соблазняет его. Роль Алека – несомненная актерская удача Грейвза, и удалась она ему на все сто. У него отлично получилось показать сочетание застенчивости и нахальства в своем герое, его независимость, смелость, импульсивность и открытость. А уж с демонстрацией обаяния и по определению не возникло проблем – его и у самого Грейвза всегда хватало с лихвой.

На этой роли участие Грейвза в «тематических» проектах отнюдь не завершилось. Еще до «Мориса» он сыграл в вестэндовской постановке знаменитой бродвейской пьесы Харви Фирстайна «Сентиментальная песня» (Torch Song Trilogy) Алана – партнера главного героя, звезды гей-клуба. После были роли трансвестита Дэвида Мартина в телевизионной драме Open Fire; роль Шекспира, влюбленного в загадочного господина У. Х., в телефильме «Стыда растраты. Загадки сонетов Шекспира»; роль отчаянного байкера, который полюбил девушку-транссексуала – в прошлом его лучшего школьного друга, в фильме «А у девочек не так» (Different for Girls); и, наконец, роль писателя и сценариста Робина Кейпа в жесткой гей-драме «Станция Клэпхем Джанкшн» (Clapham Junction), выход которой был приурочен к тридцатилетию декриминализации гомосексуальности в Великобритании.

В этом фильме герой Грейвза, скорее всего, списан с самого сценариста фильма Кевина Элиота, а его реплики – явно авторский голос («Возможно, нам нравится „обнюхивать“ друг друга по темным углам. Возможно, то, что вы считаете приемлемым, нам кажется слегка скучноватым. Возможно, нам нужен этот заряд адреналина»). В фильме есть сцена, в которой Робин, герой Грейвза, встречает в общественном туалете Джулиана, героя Джеймса Уилби, игравшего в «Морисе» главную роль. Робин и Джулиан, встречаясь взглядами поверх писсуаров, ведут беззвучный незамысловатый диалог: «Пройдем в кабинку?» – «Пройдем». Но одновременно это, безусловно, забавный отсыл к «Морису», своеобразный привет из прошлого двадцатилетней давности, шутка для посвященных. «Морис?» – «Алек?» – «Сколько лет, сколько зим!»*

Личная жизнь Руперта Грейвза долгое время была тайной за семью печатями и разглашению не подлежала. Журналисты упорно задавали ему неизменный вопрос о его сексуальной ориентации – и столь же неизменно он уходил от ответа, тем самым, естественно, подкрепляя всеобщие подозрения. Значительно позже, уже когда Руперту было за тридцать, впрочем, выяснилось, что он давно уже живет со своей девушкой Ивонн и помогает ей воспитывать ее двоих дочерей. На момент знакомства с Ивонн Руперту было всего двадцать четыре – и случилось это как раз приблизительно во время съемок в «Морисе». В 2000 году Руперт расстался с Ивонн – после того как познакомился со Сьюзи Льюис: он играл тогда в одной из вестэндовских пьес, а Сьюзи была координатором проекта. В 2002-м Руперт и Сьюзи поженились, и на данный момент у них уже четверо детей. Руперту очень идет быть отцом – в интервью он с удовольствием рассказывает, как читает детям сказки на ночь (непременно три нужно прочитать и еще две придумать); как гуляет с ними, карабкается по горам, ездит в отпуск и т. д.

Но жена, дети, семейные ценности – это все понятно, загадкой остается только отчаянное напускание туману в прошлые годы. Зачем мужчине, который предпочитает женщин, скрывать свою ориентацию? Этот вопрос, конечно, журналисты тоже не преминули задать актеру. Грейвз, который решил, что скрывать ему больше нечего, высказался достаточно откровенно.

«В своей жизни я колебался между двумя и тридцатью восемью процентами гомосексуальности – думаю, как-то так». (Жаль только, не пояснил, на каком калькуляторе он высчитал такой любопытный процентный разброс.)

«Однополые отношения у меня были. Я понял, что не гей, потому что единственный способ, при котором я мог получить удовольствие, это закрыть глаза и представить себя с женщиной. Но мне нужно было с этим разобраться, испытать на практике».

«Я был натуралом в чулане. Наверное, мне хотелось быть геем, потому что это утонченно и интересно. А еще я был феноменально застенчивым с девушками».

Еще один вопрос, который интересует журналистов, берущих интервью у Грейвза,это то, как он себя чувствует сейчас, когда ему уже сильно за сорок и он больше не тот очаровательный мальчик из «Мориса», мгновенно ставший кумиром и настоящим пин-ап для поклонников обоих полов.

«Да, я теперь человек средних лет. Кое-кто из работающих не в шоу, но около, сказал мне однажды что-то насчет того, что я постарел. А я просто ответил ему: „Ну, может, тебя это и расстраивает, но меня – нет. Только потому, что ты больше не хочешь меня трахнуть, это не должно меня расстраивать“.

„Думаю, чем старше я становлюсь, тем лучше себя чувствую. Это дает мне силы сказать: „Если я стану старше и перестану тебе нравиться – ну и иди на…“. Мне это вроде как нравится. Делает меня более счастливым, менее уязвимым. Когда я был молодым актером, я чувствовал себя добычей, потому что ничего не знал об этом бизнесе. Теперь у меня гораздо больше уверенности, чтобы быть несносным. Этот выбор – быть несносным или нет – дар, который приходит только с возрастом“.

Надо сказать, что, конечно, Руперт давно уже не сладкий мальчик с чудесными кудряшками, но и в свои сорок семь, с сединой в волосах, он выглядит весьма и весьма привлекательно и сексуально, и к тому в жизни у него все складывается явно замечательно. За его плечами почти семьдесят ролей на телевидении и в кино, участие во множестве театральных постановок; его постоянно приглашают сниматься во все новые проекты; по выходным он периодически выбирается играть с друзьями в футбол, а дома его ждут люди, которых он любит.

Не жалеет ли он, что, подобно Хью Гранту, который тоже по-настоящему засветился впервые в „Морисе“, не стал международной суперзвездой?

„Я по-настоящему доволен собой. Я ведь нигде не учился на актера. Я родом из Уэстон-сьюпер-Мэратого же городка, что и Джон Клиз, только без образования. Я ничего не знал об актерстве, кроме того что я с детства хотел стать актером. И при этом я уже столько лет умудряюсь этим заниматься – причем не только ради денег. Я делаю то, что мне нравится, в интересных мне проектах. По этим стандартам – стандартам, по которым я сам себя оцениваю, я – счастливый человек“.

Источник: www.diary.ru



Комментарии (0)

Написать комментарий

Чтобы добавить комментарий - авторизуйтесь!

busy
Понравился материал? Поделись с друзьями:
   Гей портал Украины Яндекс.Метрика ЧУВАКИ.COM
Loveee Момент! - Loveee.ru
This is a test link. Mainlink.ru

Радио Чуваки

Сайт для взрослых!